«Не всё потеряно!» — банкротство предприятия, английский опыт.

«Не всё потеряно!» - банкротство предприятия, английский опыт

В условиях рыночной экономики всегда кто-то проигрывает, а кто-то выигрывает. Что происходит, когда для бизнеса или конкретного лица наступают тяжелые времена и оставляют их без денег? Анализируем британский подход к проблемам неплатежеспособности и банкротства и выясняется, что остаться без копейки может быть болезненно тяжело, но не смертельно.

Жители Британии уже привыкли к тому, что на каждой торговой улице возникают новые магазины. У них появляется собственное торговое лицо, открываются их филиалы, но иногда они приходят в упадок и закрываются. Безусловно, не все такие начинания проходят через этот процесс. Зачастую магазины покупаются конкурентами, а некоторые из наиболее успешных примеров из британской розничной торговли имеют долгую историю. Магазины самой крупной в Великобритании компании по розничной торговле продовольствием «Сейнзбериз» были известны в Лондоне еще в XIX веке, а другая компания, «Маркс энд Спенсер», торгующая всем, от одежды до цыплят, также продолжает процветать, хотя теперь они выглядят совсем по-другому.

Однако почему одним из основных элементов свободного рынка является необходимость дать какому-либо бизнесу, переставшему эффективно функционировать, возможность, так сказать, умереть с достоинством? И как можно самым простым способом убедиться, что такое время настало? Ответ на второй вопрос таков: когда бизнес остается абсолютно без финансовых средств. Специальный термин, определяющий такое состояние — неплатежеспособность. А ответом на первый вопрос может быть такое определение: «Функцией бизнеса является создание богатства посредством эффективного распределения ограниченных средств. Общество кровно заинтересовано в использовании ресурсов наиболее продуктивным способом».

Таким образом, когда у предприятия кончаются деньги, там со скоростью, которая у многих вызывает удивление, появляются опытные профессионалы, которых называют ликвидаторами. «Как только банк принял решение назначить ликвидатора, тот появится в течение двух-трех часов», — утверждают английские специалисты по проблемам неплатежеспособности.

Когда-то отсутствие денег, чтобы расплатиться с долгами, будь то отдельное лицо или компания, приводило к самому строгому наказанию. Не далее, как в середине XVIII века в Англии за долг людей ждала виселица. Позднее это наказание было заменено пожизненным заключением в долговой тюрьме. Одну из таких тюрем, лондонскую Маршалси, обессмертил Чарлз Диккенс в своем романе «Крошка Доррит». Мужчины и женщины были обречены на существование в таких тюрьмах до тех пор, пока они не расплачивались со своими долгами.

И хотя отношение к неплатежеспособности и банкротству со времен Диккенса претерпело изменение, но тем не менее, исторически ассоциирующиеся с этими явлениями стыд и позор до сих пор делают безденежье весьма болезненным опытом.

Одним из наиболее повлиявших на формирование в детстве известнейшего бывшего премьер-министра Британии Джона Мейджора явлений был провал бизнеса его отца по производству украшений для сада. Как пишет его биограф Эдуард Пирс, семье пришлось переехать из комфортабельной пригородной виллы в один из самых бедных районов центрального Лондона. «Семье пришлось продать дом, чтобы расплатиться с долгами… Это привело к резкому падению их жизненного уровня».

Важно отметить, однако, что такой опыт не настроил Джона Мейджора против концепции свободного рынка. В отрочестве и когда ему перевалило за 20, он трудился на самых различных работах, и пришел к заключению, что, несмотря на все свои недостатки, свободный рынок представляет собой систему, которая наиболее вероятно обеспечит выгоду для всех.

Личная задолженность (банкротство) и корпоративная задолженность или задолженность компании (неплатежеспособность) часто связаны между собой. Значительные секторы юриспруденции и бухгалтерского дела занимаются эффективным разрешением проблем неплатежеспособности. Словно термиты, которые очищают валежник в джунглях Амазонки, эти специалисты выполняют необходимую и позитивную функцию для «экологии» делового мира.

Эта работа может быть крайне удручающей, признают специалисты в этой области права. Однако есть надежда, что вы помогаете людям начать все сначала, а не хороните их. Во многих случаях ликвидаторы в состоянии перестроить бизнес, чтобы клиенты могли встать на ноги, отряхнуться и начать снова.

Среди недавних жертв экономического спада можно обнаружить Нормана Хартнела, портного королевы Елизаветы II, и лорда Бивербрука – бывшего казначея Консервативной партии, объявившего себя банкротом. Однако любому человеку может быть тяжело справиться со сложностями, вызванными отсутствием денег. Многие директора чувствуют огромную личную ответственность за судьбу своей компании. Поэтому, возможно, неудивительно, что это может привести их к неразумным или иррациональным поступкам. Но определенное пятно позора все-таки должно оставаться, чтобы некоторым нечистоплотным бизнесменам было неповадно выезжать за счет поставщиков и клиентов.

По подсчетам статистики, в 20116 году в Англии, Шотландии и Уэльсе зарегистрировано около 80 000 случаев неплатежеспособности. Существует несколько способов приостановить деятельность бизнеса в Британии, когда он перестал быть прибыльным и лишь увеличивает потери.

Согласно британским законам, первое место занимают интересы кредиторов. В практических целях будем считать, что кредиторы — это главным образом банки. Но среди кредиторов есть и поставщики, и клиенты, и правительственное налоговое управление — словом, все, кому данный бизнес задолжал. В других странах приоритеты распределяются по-разному.

Во Франции, например, на первое место ставятся интересы сотрудников фирмы. В США козырные карты в таких ситуациях находятся в руках владельцев акций и менеджеров бизнеса.

Согласно Закону о неплатежеспособности, принятому ещё в далёком 1986 году, у неплатежеспособных британских компаний в распоряжении имеются четыре официальных пути. (Кроме того, имеется еще и неофициальный способ: бизнес приходит к соглашению с кредиторами вне суда. Этот способ известен как «добровольная договоренность».)

Первый официальный путь, известный как «переход под администрацию», может позволить фирме продолжать заниматься бизнесом. Суд назначает администратора — обычно это юрист или бухгалтер — управлять бизнесом любым способом, который максимально увеличил бы его стоимость. Это включает увольнение менеджеров, продажу частей дела и полную остановку деятельности бизнеса. Назначение администратора, как правило, используют большие фирмы.

В соответствии со вторым официальным путем — «административной ликвидацией» — залоговые кредиторы назначают ликвидаторов. Залоговый кредитор — это кредитор, как, например, банк, дающий заем под гарантированный залог. Таковым может быть недвижимость, которой владеет фирма: скажем, здание ее конторы. Ликвидатор в значительной степени играет роль администратора, с той только разницей, что его первоочередной задачей является обеспечение достаточного количества средств, для оплаты залоговых долгов. Спасение бизнеса не является основной задачей. Однако, если фирму можно спасти — то это следует сделать.

Третий путь — «добровольная ликвидация». При таком подходе компания перестает заниматься бизнесом, и держатели акций назначают ликвидатора для продажи активов компании, чтобы расплатиться с кредиторами.

И наконец, «недобровольная ликвидация». Она схожа с добровольной, однако ликвидатор берет дела в свои руки после обращения кредитора в суд. Фактически большая часть случаев неплатежеспособности приводит к ликвидации.

Итак, что же происходит после того, как удар нанесен, дело в руки взяли профессионалы, а вам надо смотреть в будущее? Рассмотрим на живых примерах.

Майкл Лонг держал небольшой деревенский магазин в графстве Саффолк. Затем высокие затраты и упадок в товарообороте из-за рецессии вынудили его закрыть магазин. Он выбрал добровольное банкротство и уехал из деревни, чтобы начать дело заново в другом месте. Как и многие другие владельцы небольшого бизнеса, Лонг, по его словам, не знал, к кому обратиться за помощью. Когда в местной газете появилась статья о тяжелом положении Лонга, его буквально одолели телефонные звонки, и он решил организовать бесплатное бюро советов для людей, оказавшихся в аналогичном положении. Только за первый год за помощью к нему обратилось свыше 2000 человек. Оказанием помощи занимается и «Ассоциация по вопросам банкротства». Ее в 1983 году основал Джон Макуин после того, как он стал свидетелем банкротства строительного бизнеса своего брата и его последствий. Сейчас в ассоциацию входит свыше 2400 членов, и каждый месяц в нее обращаются несколько сот человек. Большинство вступает в Ассоциацию на короткий срок, пока они решают свои проблемы. Однако, по словам Макуина, несколько сот человек сохраняют членство в течение многих лет.

Чтобы объявить себя банкротом, человек должен иметь минимальный долг в размере 750 фунтов. Он должен распродать свое имущество, чтобы расплатиться с долгами. Однако теперь, в отличие от того, что пришлось сделать отцу Джона Мейджора, можно не продавать свой дом. Разрешается также оставлять за собой оборудование, например телефон или компьютер, которое, по мнению суда, необходимо человеку для поисков новой работы. Как только суд удовлетворен, что банкрот сделал все, что в его силах, чтобы уплатить долги, его освобождают от банкротства спустя три года, и остающиеся долги списываются.

Отделения, ведающие неплатежеспособностью и проблемами корпоративного судебного иска компании «Стой Хейуард» имеют опыт случаев, с которыми им приходилось сталкиваться в процессе работы, иллюстрирующих, что законы о неплатежеспособности могут работать в позитивном ключе. Однажды фирму попросили помочь одному человеку, одолжившему деньги дому для престарелых, которым владел врач. Проценты по долгу выплачены не были, однако кредитор не захотел лишить владельца права выкупа заложенного имущества таким образом, что дом пришлось бы закрыть, а 130 престарелых людей были бы вынуждены искать себе другое жилье. Компания «Стой Хейуард» посоветовала кредитору обратиться в суде просьбой, чтобы тот незамедлительно объявил о необходимости направить туда ликвидатора и менеджера. Учитывая исключительные обстоятельства, такой план был одобрен судом. В итоге была осуществлена купля-продажа со значительно лучшими результатами для всех сторон в этом деле, чем если бы дом был освобожден и продан как пустая недвижимость.

Еще один успешный случай, когда банк направил в фирму ликвидаторов, касается производителя красящих средств, у которого работало 500 человек. Буквально через несколько часов после их назначения, им пришлось взять на себя управление филиалами компании по всему миру. В течение пяти месяцев, пока они осуществляли контроль, им пришлось иметь дело с угрозами местной компании по снабжению газом прекратить подачу топлива и с серьезным пожаром, который уничтожил склад с сырьем. Ликвидаторы заручились поддержкой местного члена парламента, чтобы не допустить отключение газа. Кроме того, они добились успеха в получении компенсации в размере 500 000 фунтов по страховке за сгоревшее во время пожара сырье. В конце концов, предприятие было продано как действующее, рабочие места сохранены, и всем кредиторам уплатили полностью по счетам.

Однако не все случаи неплатежеспособности заканчиваются так успешно. Иногда нечистые на руку директора пытаются скрыть крупные суммы денег, снятые со счета компании, зная, что в любом случае компания, вероятно, прогорит. Когда группу бухгалтеров назначили в одну туристическую фирму в качестве ликвидаторов, ее директора поклялись, что активы фирмы составляют лишь 3450 фунтов. Бухгалтеры обнаружили, что за два месяца до ликвидации компании крупные суммы денег были выплачены кредиторам, которые были близкими друзьями директоров. После продолжавшейся год судебной тяжбы директора пошли на договоренность вне суда, в результате чего была получена сумма в 355 000 фунтов, которая пошла на уплату долгов основной группе кредиторов. Банку было уплачено сполна, и всем остальным кредиторам была выплачена сумма в размере 250 000 фунтов.

Однако в Законе о неплатежеспособности от 1986 года основной упор делается на сохранение бизнеса как действующего предприятия, если это возможно. Совсем недавним примером такого подхода стала ситуация в Виндзорском парке сафари, расположенном к западу от Лондона, куда судом были направлены ликвидаторы. В соответствии с предыдущим законом, практически не осталось бы никакого выбора, как только продать животных, причем некоторых старых из них пришлось бы усыпить. По новому закону, однако, у ликвидаторов есть право подыскать покупателя и не реализовывать активы как можно скорее, давая возможность таким образом сохранять парк действующим под прежней вывеской.

Суть английской процедуры в случае банкротства:

• предоставление прошения суду (минимальный долг 750 фунтов);
• суд оформляет ордер на банкротство;
• вы предоставляете полную информацию о своих активах и долгах официально назначенному ликвидатору;
• кредиторов информируют о вашем банкротстве;
• возможно проведение собрания кредиторов;
• кредиторы предъявляют иск на деньги, которые вы им должны;
• официальный ликвидатор или ваш поверенный продает ваши активы (за исключением необходимого рабочего и домашнего оборудования);
• на вас накладывается ограничение на заем денег свыше установленного предела, осуществление вашего бизнеса без объявления о банкротстве, занятие некоторых общественных должностей;
• через три года с вас автоматически снимут банкротство (быстрее, если уплачено по всем долгам). Если вы ранее объявлялись банкротом, процесс снятия банкротства длится дольше.

К бизнесменам, которые намеренно получают кредит, зная, что компания работает в убыток и вероятно станет неплатежеспособной, применяются суровые меры наказания. Это может быть пожизненная дисквалификация (это значит, что данные лица не могут быть директорами компаний) и даже тюремное заключение.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяПреимущества покупки гироскутеров
Следующая статьяСекреты: как сделать пиццу вкусной
Загрузка...