2 года он ходит с биочипом в руке и его выводы пугающи

Два года назад Евгений Черешнев вживил себе биочип. Он хотел понять, каково быть «устройством» в интернете, и обалдел от результатов. В интервью Черешнев рассказал, как входить в метро без проездного и зачем корпорации следят за нашим поведением.
Евгений Черешнев привык, что люди смотрят на его левую руку. Многие знают, что у него под кожей биочип. На ощупь это капсула, как маленькая таблетка. Черешнев иронизирует, что она «вывела его из Матрицы». Через биочип он следил за тем, что делает в интернете.

В итоге Черешнев оставил пост вицепрезидента по маркетингу в «Лаборатории Касперского», основал компанию Biolink.Tech и собирается бороться за права человека в интернете.

– Биочип открыл мне глаза, — признается Черешнев. — Два года назад я думал, что надо улучшать бизнес, сервисы будут адаптироваться, и мы все выиграем от этого. Когда я стал «устройством», понял, как со мной будут обращаться через 5-10 лет, и ужаснулся. Мы — это пресловутая обезьяна с гранатой: неправильно используем данные.
Подчеркиваю: не нужно вживлять чипы, пугать историями про киборгов. Мы уже подключены [к Сети], слились со смартфонами. У нас три ресурса: воздух, вода и интернет. «Большие данные», Big Data, – это путь к улучшению жизни.

Кому в голову пришла идея вживить вам чип?

– Есть официальная версия: это было грандиозное исследование «Лаборатории Касперского», задолго запланированное. В реальности мы придумали это со шведом Повелом Торродом в баре после мероприятия по кибербезопасности. Туда съезжаются эксперты и бубнят: «Вот проблема, вот проблема». И ты думаешь: «А чего не решаете, эксперты?!» И вот под 3 утра, изрядно выпив пива, мы взяли салфетку и придумали.

К идее с биочипом нас подтолкнул рассказ американца-диабетика про инсулиновые помпы. Он узнал, что хакер может взломать систему и подать человеку летальную дозу инсулина. И никто не докажет, что это убийство.

Мы поняли, что срослись с системой. Девайсы, датчики вокруг, но люди не понимают,
Как меняется жизнь, если вживить в руку биочип mailru, биочип, несвобода, будущее, черное зеркало, длиннопост

Что с чипом можно делать в городе уже сейчас?

– Можно разблокировать смартфон, машину открыть. Если чуть модифицировать чип и «договориться» с инфраструктурой, можно отказаться от билетов, паспорта. Коснулся рукой и вошел в метро или оплатил покупку.

Вы два года ходите с биочипом, что удивило?

– Знать историю о человеке в динамике — страшное дело. Проанализировав себя, я могу сказать, что точно сделаю через три дня. Зайду на такой-то сайт. Оплачу покупку с такой-то карты. Пойду пешком по такому маршруту. Сяду в машину, поеду в фитнес, сожгу столько-то калорий и съем этот батончик. Дальше как у Оруэлла: «Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее». Корпорации считывают информацию и манипулируют поведением. Но об этом людям думать неприятно.

Трамп собирается подписать акт, который позволит обладателям данных продавать их рекламодателям. В моей системе ценностей это трешак. Из образца демократии, каковой она себя считает, Америка станет первой интернет-тиранией. Людей надо защищать, отдавать данные им. Нужно демократизировать интернет, а не отбрасывать его обратно в феодализм.

Многие обвиняли Трампа, что он выиграл выборы президента как раз благодаря анализу данных, правильно настроенной рекламе в Facebook.

– Вряд ли он выиграл только из-за этого. В США наблюдается раскол общества и ожидание перемен по сравнению с политикой предыдущих двух президентов. Но если ты правильно работаешь с данными, у тебя есть преимущество.

Данные применются не только в политике, и на рынке убивается конкуренция! До недавнего времени бизнесы развивались паритетно. Можно было создать конкурентную модель и потопить «большого брата». Вспомните отношения Apple и IBM. Ты просто лучше в свое время. Но тогда не было такого объема данных.

Есть пять компаний: Facebook, Apple, Microsoft, Google и Amazon. Еще с дюжину поменьше, вроде IBM, плюс крупные государства. И у них данные больше чем о двух миллиардах людей.

Стартап может быть в 30 раз лучше, но технически проиграет. Компания с большими мускулами посмотрит на него: «О, прикольно, но покупать мы их не будем. Чего деньги тратить?» Скопируем все, что можно своровать, а главное применим опыт двух миллиардов человек. Мы уже знаем, как они будут себя вести в разных ситуациях. Этого опыта нет у стартапа, и он погибнет.

Корпорации ответят вам, что с помощью данных делают жизнь человека удобнее.

– Красивая ширма. Уберем маркетинг в сторону. Остается компания с бизнес-планом и нормой прибыли. Бизнес растет, и какое-то время ты делаешь мир лучше. Это твой слоган. Ты улучшаешь сервис, появляется потолок роста, и нужны новые каналы прибыли.

Если компания не создает новые сервисы, ценности, продукты, она умирает. Это касается и маленького промышленного предприятия, и холдингов.

Встанет вопрос: «Можем ли мы немножко нарушить права человека, зато получить несколько ‘ярдов’ денег?» Совет директоров позовет юристов: «Пф, сделайте так, чтобы это было легально». Компании пользуются неосведомленностью 99% людей и очень много зарабатывают.

«Проблема с приватностью в интернете — пример, что мир не совсем становится лучше.»

Вы говорите, что бизнес просто зарабатывает, но вы тоже придумали бизнес. И это ведь тоже про деньги.

– Если все получится, как я задумал, — будет альтернатива Google и Microsoft. Сейчас Google — бесплатный телевизор. Он говорит, что все бесплатно и показывает кучу рекламы. Но запомните, если говорят, что продукт бесплатный, продукт — это вы. Ты платишь приватностью или свободой. Многих это устраивает.

А я пытаюсь сделать, условно, кабельное телевидение, HBO. Платишь около 300 рублей, и никакого трекинга, никакой рекламы, удаление всех известных вирусов, шифрование трафика и так далее. На трекеры мы ставим завесу из «белого шума», чтобы тебя невозможно было срисовать.

Первых «подключенных», которые закроют свои данные, будут подозревать: «Чего это ты задумал?»

– Приватность в интернете — придуманный термин, менее раздражающий. Рекомендую заменять его на слово «свобода». Сразу отрезвляет! «Свободы в интернете не существует», «Часть свободы в обмен на качество сервиса».

Бенджамин Франклин сказал замечательную фразу: «Те, кто готов променять свободу на временное ощущение безопасности, не заслуживают ни первого, ни второго». Многие считают: «Ну что приватность, пусть считывают, зато я спокойно живу». Так все вокруг работает, чтобы ты так думал. Свобода — не предмет для торга.

Если вопрос данных в интернете настолько важный, как его проворонили в госслужбах?

– Проворонили. Экспертиза — узкая вещь. Специалистов по Big Data и кибербезопасности мало. Большинство работают на коммерческие компании, ведь там больше платят. Потому экспертиза там сильнее, и они первыми решения принимают.

Я общался с людьми из госорганов, они видят проблемы. Их обязуют собирать все [данные], потому что так устроены государства. Но если создавать массивные базы данных, есть риск взлома. Или найдется очередной Эдвард Сноуден. Государства начали понимать, что надо отходить от периметров.

Нельзя претендовать на вселенское господство. Лучше вкладываться в новые технологии и думать о своих гражданах. А лучше в первую очередь думать о них. Отдайте данные людям. И они будут зашифрованы и недостижимы. Государство «Х» не сможет собрать данные о стране «Y»: кто что покупает, сколько пьет, за кого голосует. И использовать информацию в войне.

Полная шифровка и безопасность данных, в том числе от разведок других стран, оправдывает, что государства лишатся привычного комфорта к доступу информации. Сейчас захотел отследить кого-то – отследил. Останется юридическая система. Суд может обязать конкретного пользователя открыть данные, например, за день, когда было совершено преступление.
Я читал, что у вас есть идея, как побороть взятки на дорогах.
– Допустим, у меня цифровые права хранятся в смартфоне. Они зашифрованы как кредитная карта в Apple Pay. Я еду по дороге, меня останавливает офицер ДПС. У него устройство для проверки данных и цифровой жетон. Так подтверждается, что он вышел на официальное дежурство, ему разрешено расшифровывать мои права.

Я просовываю руку, он считывает и видит: права, страховка, штрафы, история скорости за последние 15 минут. Искусственный интеллект даже проанализировал, что я ехал по правилам.

Если я нарушил, офицер тут же выписал штраф. Все, бумага ушла! Если офицер пытается вне работы выйти и собрать денег, дешифратор просто не включится. С помощью технологии блокчейна можно контролировать все госбюджеты.

Вы рисуете будущее из сериала «Черное зеркало». Мир, где технологии рванули вперед, а человек не успел и закопался в своих пороках.

– В «Черном зеркале» была серия, когда солдату [через устройство] внушали, что люди — это враги. Вполне реальный сценарий. Влияние соцсетей, когда премьер-министра заставили совокупляться со свиньей? Глаза, которые снимают видео? Ничего невозможного. В текущем объеме инноваций все сложнее предсказывать последствия для людей.

«Мы идем к «Черному зеркалу», потому что у нас все больше про «как продать», а не «как вдохновлять». Идет стимуляция тупого потребления, и чем ты тупее, тем выгоднее.»

Big Data — такое же революционное изобретение как микроскоп. Левенгук увидел бактерии и понял, сколько вокруг нас всего! А мы вместо того чтобы развиваться и использовать Big Data для улучшения жизни, начинаем бабки делать.

Автор: Вячеслав Опахин